Взгляд «из-за бугра»

<font color="#808080" face="Verdana">Как «нашим» работается у «них»</font> ПолетКомпания Poljot International уже 10 лет выпускает часы с урсскими механизмами в Германии.

«Советские часы – самые быстрые часы в мире ». К подобным шуткам мы привыкли с детства. Помимо русской привычки к самобичеванию, причиной их появления стало и реальное положение дел в нашей промышленности. Дизайн, качество, надежность многих товаров с надписью «Сделано в России » уступают зарубежным. Да, не является Россия мировым центром моды, как Франция, центром зарождения новых технологий, как Япония, символом надежности, как Германия. И мы часто ругаем производителей за устаревшие товары, низкое качество, высокие цены. Часовая отрасль – не исключение. Критиковали и еще будем критиковать наши часовые заводы и мы. Но жизнь – штука сложная, и было бы неправильно рисовать ситуацию в отечественной часовой промышленности только в черных тонах. Сего дня мы хотим рассказать о положительных изменениях, происходящих в отрасли, намеренно не останавливаясь на общеизвестных негативных моментах. Многое из этого рассказа противоречит общепринятой точке зрения.

Вопреки прогнозам

Несмотря на весь комплекс проблем, которые существуют в часовой промышленности, и вопреки всем предсказаниям, она жива. Продукция отечественных заводов нашла свою нишу на рынке. Ее покупатель – люди старшего возраста, хорошо помнящие советские марки, и жители небольших городов. Как правило, это люди небогатые, но таких у нас – большинство. В 2001 году суммарное количество выпущенных в СНГ часов по сравнению с 2000-м практически не изменилось. На некоторых предприятиях по отдельным позициям наблюдался спад, на некоторых – подъем. Но голые цифры объемов продаж не дают всей картины. Многие процессы, происходящие на предприятиях, еще не успели отразиться на рынке. Прошлый год во многом стал переломным для наших заводов. Они не просто сумели адаптироваться к сложившейся на рынке ситуации, но и пытаются от обороны перейти в контратаку. «Чайка » существенно увеличила объемы выпуска, «Восток » перестраивает ассортиментную политику, увеличивая долю дорогих моделей и часов с автоподзаводом.

Авиатор

Появилась принципиально новая серия будильников от «Славы ». Впервые с начала 90-х годов заводы взялись за модернизацию механизмов. «Чайка » перерабатывает Сегокалибр 1601 с целью добавить к нему центральную секундную стрелку. «Полет » выпустил сразу несколько модификаций хронографа: с 24-часовым индикатором времени суток, с указателем фаз Луны, готовит к производству скелетон на базе калибра 3133. «Восток » интенсивно совершенствует свои основные механизмы 2414 и 2416, освоил выпуск механического будильника с восьмидневным заводом, модернизирует механизм кварцевого будильника. Еще 2-3 года назад все это казалось невозможным. Новые задачи, стоящие перед предприятиями, вызывают новые потребности. Почти на всех часовых заводах происходят изменения в кадровом составе. Наряду с сокращением рабочих массовых специальностей идет процесс омоложения кадрового состава, привлечения высококвалифицированных специалистов и управленцев.

Их покупают!

Одним из индикаторов жизнеспособности предприятия является интерес, проявляемый даже не к выпускаемой им сегодня продукции, а к нему самому. Более полугода шла борьба за контроль над «Чайкой ». За последний год дважды поменялись владельцы у «Зари ». И если предыдущий собственник – промышленная группа МАИР – не имела опыта работы в часовой отрасли, то новая команда имеет все шансы на успех, ведь на ее счету – вывод из кризиса угличской «Чайки » в 1999 году. Видимо, скоро сменится собственник у «Ракеты » – в петербургском суде рассматривается дело о признании завода банкротом. И пусть в Петродворце мало что осталось от прежнего часового завода, но марка, как минимум, осталась. А к покупке производства механизмов на «Полете » проявляет интерес такой гранд часового дела, как Franck Muller.

Интеграция в мировой рынок

Промышленность и бизнес России постепенно становятся частью мировой экономики, и часовая отрасль – не исключение. Технологическое отставание в некоторых областях, особенно в производстве деталей внешнего оформления, наши заводы компенсируют импортом необходимых деталей. Закупка циферблатов, стрелок, корпусов позволяет быстрее обновлять ассортимент, выпускать современные модели. Но внешние связи наших предприятий не ограничиваются только импортом: сегодня они поставляют на мировой рынок различную продукцию, причем некоторые экспортные контракты способны вызвать удивление. Традиционно бедой нашей радиопромышленности считалась плохая элементная база: мол, из негодных деталей надежной и современной аппаратуры не сделаешь. Плохо у нас и с электронной начинкой для кварцевых часов: надежность не та, за новинками не поспеваем. Однако большая часть калькуляторов и цифровых часов, поступающих к нам из Азии и несущих на себе логотипы известнейших фирм, собраны на микросхемах, произведенных в подмосковном Зеленограде.

Полет

Правда, официально на «Кванте » что-либо о зарубежных контрактах рассказывать не любят. Но микросхемы – это продукция электронщиков, а что же часовщики? Многие наши заводы отправляют за рубеж механизмы или отдельные узлы. «Полет » ежемесячно экспортирует около 5 тысяч механизмов. «Восток » создал СП с одной из швейцарских компаний, цель – экспорт доработанных чистопольских механизмов, освоение и производство двух кварцевых механизмов как для расширения собственного модельного ряда, так и для экспорта. Проявляют интерес швейцарцы и к механизмам, выпускаемым «Чайкой ». На самом деле, ничего удивительного в том, что наши часовщики поставляют свою продукцию в Европу, нет. В последние два года в мире резко вырос спрос на механические часы, и сегодня швейцарцы просто не в состоянии выполнить на собственных мощностях весь необходимый объем заказов. К тому же, если оставить в стороне российскую привычку к самобичеванию, то получится, что «Полет » – один из очень немногих в мире производителей сложной механики, а калибр 1301 от «Чайки » – пожалуй, самый маленький из серийно выпускаемых механизмов в мире. Так что интерес, который проявляют зарубежные фирмы к нашим заводам, вполне закономерен. Увеличивается и объем экспортируемой готовой продукции. Та же «Чайка » ежемесячно продает за рубеж до 50 тысяч часов. Да, ее экспорт сосредоточен в Африке, но и там конкуренция отнюдь не слабее, чем в России. До 2-5 тысяч штук часов ежемесячно экспортирует в европейские страны «Восток ». А одно из дочерних предприятий «Полета » – компания «Внешторгполет » – всегда ориентировалась именно на немецкий рынок, поставляя туда отнюдь не дешевые изделия: цена многих моделей доходит до 300 долларов.

Нет дизайнера в своем отечестве

Одним из главных недостатков российских часов справедливо счи тается устаревший дизайн большинства моделей. А дизайн такой потому, что нет хороших дизайнеров. Так ли это? Мы уже писали о Сергее Стрельцове – дизайнере, создававшем линию Baby-G для Casio, а сейчас работающем на Timex. Говорят, что немало наших соотечественников трудятся в дизайн- центрах многих других известных компаний – таких, например, как Alfex. Но это «там», а здесь? Остался ли кто? Победителем конкурса дизайнеров, проводившимся швейцарской компанией Catamarana Travel Time в прошлом году, стал Михаил Ставский из далекого холодного Мурманска. Примечательно, что до участия в этом конкурсе Михаил дизайном часов никогда не занимался. Модели часов, разработанные и выпускаемые теми же компаниями «Внешторгполет», «Полет- Элита », пользуются хорошим спросом в европейских странах. Оказывается, могут наши люди работать на мировом уровне.

Новые «русские»

За последние годы структура нашей часовой промышленности значительно изменилась. Наряду с традиционными «большими » заводами, выполняющими весь цикл работ по производству часов, появляются компании, работающие по стандартной для всего мира схеме: разработка дизайна – заказ комплектующих – сборка часов – реклама и продажа марки. Сегодня эти не афиширующие свои объемы фирмы производят 20-30% всех российских часов, и эта доля непрерывно растет. Небольшие размеры, а также ориентация не столько на имеющиеся производственные возможности, сколько на запросы покупателя, позволяют им более оперативно подстраиваться под рыночный спрос. В секторе фирм-сборщиков тоже происходят изменения. Если на начальном этапе большая часть часов имела иностранные названия, но состояла преимущественно из отечественных комплектующих (такими были CARDI, GARO), то сегодня – наоборот: если названия стремительно «русеют », то комплектующие – «желтеют ». Тем не менее, по общемировой практике, эта продукция относится именно к русским часам. Появляется все больше проектов, нацеленных на выпуск дорогих часов.

В. Габю

Ассортимент недавно появившейся марки GuDwatch состоит из моделей оригинального дизайна стоимостью 200-700 долларов. На международной выставке в Базеле были анонсированы, пожалуй, самые дорогие российские часы – «В. Габю ». Их создатели решили обратиться к русской истории, возродить марку конца XIX – начала XX века. Эти золотые часы с эксклюзивным механизмом, выпущенные ограниченной серией, имеют цену около 9 тысяч долларов. Пусть эти модели произведены в Швейцарии, о чем и говорит маркировка Swiss made, и предназначены в основном для зарубежного рынка, но это тоже русский проект. K. Mozer в прошлом году начал производство в Росси и высококачественных бронзовых настольных часов – цены на некоторые модели превышают 5 тысяч долларов. Да и у «Рекорда », «Ориона » и прочих появляется все больше сложных и дорогих моделей.

Подведение итогов

Нет ни одной страны, на рынке которой была бы продукция только местных предприятий. Как ни сильны японские компании в мире, а в самой Японии на их долю приходится около 30% рынка. Аналогичные позиции занимают американские часовые марки в США (Timex, Fossil и другие). В Германии доля немецких марок (прежде всего, Junghans) – менее 20%. Доля российских производителей на российском рынке составляет около 20% – не так уж плохо.

Опубликовано в журнале "Часовой Бизнес" № 2-2002

 

Портал профессионалов часового бизнеса TimeSeller.ru
При перепечатке активная ссылка обязательна