MAURICE LACROIX

<p><span style="color: #808080"><span style="font-family: Verdana">Шаг назад, чтобы идти </span></span></p>

Для того, чтобы совершить очередной прорыв, иногда нужно отступить на шаг назад — так считает президент компании Maurice Lacroix Мартин Бахманн.

Для того, чтобы совершить очередной прорыв, иногда нужно отступить на шаг назад — так считает президент компании Maurice Lacroix Мартин Бахманн.  
 
Президент компании Maurice Lacroix Мартин Бахманн
 
На протяжении двух лет главной точкой притяжения взглядов на стенде Maurice Lacroix был проект Memoire, и в прошлом году вы показали почти работающую модель. Вам удалось довести ее до коммерческой стадии?
 
Пока остаются нерешенными несколько технических задач. Знаю, что некоторые критикуют нас за этот проект. Но я считаю, что Memoire — отличная идея, и мы все сделали абсолютно правильно. Работа над ним позволила нашей компании совершить огромный рывок вперед. Иногда нужно ставить цели чуть выше тех, которые ты можешь достичь, потому что это стимулирует к работе. Memoire стала колоссальным стимулом для всей команды Maurice Lacroix, благодаря этому проекту мы совершили грандиозный рывок вперед. И уже сейчас могу точно сказать: эта модель внесла серьезный вклад в развитие отрасли, она подтолкнула других.
Да, задача оказалась несколько сложнее, чем нам представлялось в начале пути. Но это произошло из-за того, что сама идея Memoire абсолютно нова, ничего подобного раньше вообще не производилось. И нам не на кого было ссылаться, опираться. Когда вы проектируете новый турбийон или соединяете репетир с хронографом, вы можете посмотреть на опыт прошлых лет, других мастеров. Каким бы новым ни было ваше решение, оно базируется на уже существующих удачных и неудачных разработках. В случае Memoire все иначе: это не модификация или соединение каких-то уже известных решений: в природе не существовало ничего подобного! Не удивительно, что путь оказался чуть сложнее, чем планировалось.
 
Сейчас проект остановлен?
 
Нет, мы продолжаем над ним работать и не собираемся его бросать. Я же говорю: сама идея правильная, просто есть определенные сложности. Над Memoire работают два человека у нас на фабрике, они занимаются только этим проектом. Мы сотрудничаем с одним очень известным ателье, которое специализируется на конструировании механизмов, плюс нам помогают несколько очень квалифицированных независимых специалистов. Мы уверены, что все проблемы будут успешно разрешены и мы обязательно представим работающий серийный образец Maurice Lacroix. А вот когда это будет — через год или через два, — не хочу загадывать.
Проект Memoire очень много дал нам в техническом плане, но не меньшему он научил нас в плане поведения на рынке. Впредь мы не будем удивлять публику концептами, мы будем показывать только то, что уже работает и готово к производству. Как, например, вот эта модель с колесом квадратной формы.
 
То есть вы считаете показ концептов ошибочным путем?
 
Почему? Вовсе нет. Концепты хороши, они нужны, потому что приносят в индустрию новые идеи. Без существования, в том числе и неработающих концептов не могли бы появиться на свет некоторые вполне работающие вещи. Многие концепты — это не только маркетинговые штучки, они несут в себе новые идеи, иногда революционные. В истории техники можно вспомнить немало случаев, когда самому изобретателю не удалось добиться в своей модели заданного результата, но спустя некоторое время это сумели сделать другие.
Просто сегодня каждой компании нужен результат. Если вы показали что-то, но не сделали работающий механизм, или сделали изделие, которое ломается два раза из трех, — это отталкивает людей и снижает доверие к бренду. Для марки нужно, чтобы работало все. Сейчас нельзя распылять ресурсы, откладывать коммерциализацию на год-два-десять лет. Каждый шаг, каждое действие должно приносить результат — и покупателю, и самой компании.
 
В последние 2-3 года вы старались повысить среднюю цену часов Maurice Lacroix. Изменилась ли как-то ваша политика сейчас?
 
Вы знаете, что последний год был очень сложным для всех. Нас он подтолкнул к тому, чтобы задать себе многие непростые вопросы, присмотреться к ситуации на рынке и пересмотреть свои цели. Именно поэтому здесь, в Базеле, мы представили коллекцию Les Classique. Ее цель — укрепить наиболее доступную часть коллекции, от $1 400 до $4 000, где Maurice Lacroix традиционно был силен. Причем мы не просто всегда имели в том сегменте хорошее предложение: именно этот сегмент наиболее удобен для наших дистрибьюторов, что позволяет моделям Maurice Lacroix быстрее дойти до конечного покупателя. Для нас было очень важным сделать этот шаг назад для того, чтобы обеспечить дальнейшей развитие марки уже с новых позиций. Ведь сегодня мы — мануфактура. Maurice Lacroix не просто название, мы — швейцарский производитель, который выпускает собственные механические калибры и обладает огромным опытом в разработке принципиально новых моделей. И мы будем продолжать движение в этом направлении, используя наши наработки при создании новых, в том числе и не столь дорогих моделей.
 
Часы Maurice Lacroix
 
Планируете ли вы увеличить выпуск кварцевых часов?
 
Скорее наоборот. Сейчас мы выпускаем около 60 000 штук часов в год, и 40% из них — механические, их доля растет. Три года назад было принято решение, что мы вообще прекратим выпуск кварцевых часов. Сегодня ситуация и наши планы поменялись: мы не собираемся отказываться от кварца, но и цели наращивать производство кварцевых моделей у нас тоже нет. С одной стороны, есть ряд задач, для решения которых такие часы необходимы. Например, они нужны ритейлерам как поддержка нижней линейки, во многих женских моделях, относящихся больше к ювелирному направлению, также более логичным является использование кварцевых механизмов. Но если говорить про ценовой диапазон $2000 — 7000, где расположено ядро коллекции, то там более востребованы механические калибры.
 
Ваш стенд стал меньше по размеру…
 
Как я уже сказал, сейчас каждый шаг компании должен давать четко понятный результат. В нынешних условиях в своем маркетинг-миксе мы стараемся концентрироваться на конечном покупателе. Baselworld для нас — это платформа, где мы можем встретиться с партнерами, ритейлерами, представить им наши товары. От того, что мы увеличим размер стенда втрое, продажи ритейлеров не вырастут. Поэтому мы перенаправляем деньги на стимулирование конечного спроса на часы. Роль выставки сегодня сильно отличается от того, что было 2 — 3 года назад. Тогда это был прежде всего имиджевый проект, призванный поддержать наши шаги по повышению статуса марки. Поэтому мы уделяли большое внимание работе с рекламными посланниками, развлекательной и рекреационной составляющей стенда.
 
Если говорить о посланниках, почему вы не работаете, как все, со спортсменами, актерами?
 
Потому что мы не хотим быть как все. Люксовый рынок все больше делится на две категории. С одной стороны, есть люди, для которых бренд — это признак статуса, показатель достатка и принадлежности к определенной группе. А другая группа людей говорит, что я не хочу, чтобы мне навязывали товар, я хочу принимать решения сам, быть индивидуальным, и хочу выбирать те товары, которые мне реально нравятся, доставляют удовольствие. В качестве посланников мы предпочитаем работать с людьми, символизирующими вторую группу. Это Джимми Вейлс, основатель Wikipedia, или Боб Гальдоф, музыкант и бизнесмен. Тем самым мы хотим сказать людям: поступайте так, как считаете нужным, думайте и делайте по-своему, следуйте своим путем! Мы выбираем людей, которые были независимы, искали свою дорогу в жизни и добились успеха. Например, бизнесмен Джимми Вейлс, чья идея создать всемирную копилку знаний завоевала мир. Ведь он действительно перевернул наши представления о жизни: никогда раньше знания не создавались трудом миллионов людей и не были бесплатными. Его Wikipedia была абсолютно иным продуктом, лежала все основного тренда. Такими же не похожими на других хотим быть и мы, и наши покупатели.
 
Будут ли часы распространяться так же бесплатно, как знания из Википедии?
 
Может быть. Как минимум, время бесплатно. Конечно, часы — это не знания, это материальный продукт, и они вряд ли будут раздаваться бесплатно. Но мы хотим показать, что в жизни всегда есть возможность пойти необычным путем и добиться успеха. Мы не хотим играть те роли, которые исполняют другие. Мы ищем настоящие, истинные истории. Такие как Боб Гальдоф и Джимми Вейлс, Джастин Роуз. Решения и поступки всех этих людей в свое время шли вразрез с принятой точкой зрения. Но через несколько лет они сумели добиться успеха.
Мы делаем часы для людей, стремящихся в каждой вещи или явлении понять суть, ориентированных на современный стиль жизни, независимых, любящих технику, активных. На это нацелен дизайн моделей, характер наших механизмов, маркетинговая кампания. Мы не хотим брать в партнеры людей, известных каждому — мы хотим работать с теми, кто отражает эту философию.  

Опубликовано в журнале "Часовой Бизнес " №5-2010

Автор: Лиза Епифанова
При перепечатке активная ссылка обязательна


Теги: интервью стратегии компаний Maurice Lacroix 5-2010