Эрик Лоран: среднесрочные инвестиции

Причиной нашей встречи стали кадровые изменения в компании, в первую очередь – уход Андрея Мордвинкина.

Я хочу внести ясность: то, что Андрей покинул компанию, не означает, что мы собираемся закрывать или продавать ее. Полгода назад я говорил, что мы хотим реинвестировать в эту компанию, чтобы дистрибуция стала еще более важной для Weitnauer. Единственное, что с тех пор поменялось -  что директор теперь не Андрей, а Ибрагим Ульбашев. Все остальное осталось прежним. Мы всё так же стремимся развивать дистрибуцию, и у нас есть новые идеи.

Мы понимаем, какое впечатление создают подобные перемены. Скажу, что De Bon Ton был проектом группы компаний Weitnauer, в нём мы хотели попробовать что-то новое для нас. Он не оправдал себя, и мы его закрыли. LPI Rus - это не проект, это компания, которая существует уже 10 лет. Если вы проанализируете историю Weitnauer Group, то вы увидите, что мы никогда не закрывали компании, только проекты.

Кто теперь руководит компанией?

Я и Ибрагим. Поскольку сейчас я почти постоянно живу в России, то решил приять руководство над LPI Rus. Но я всё ещё иностранец в этой стране, и буду долго оставаться таковым. Я попросил Ибрагима присоединиться к управлению LPI Rus, и он согласился. Он любит часовой бизнес, сам коллекционирует часы. Он знает нюансы управлении компанией, так как уже 6 лет является ее генеральным директором. Я ему полностью доверяю. Он очень помог мне адаптироваться в России, когда я приехал сюда 10 лет назад. Сейчас он заменил Андрея Мордвинкина, взяв на себя его функции операционного директора.

Несколько месяцев назад вы прекратили сотрудничество с Fossil Group. Не это ли стало причиной изменений?

Не только. Рынок заставляет урезать расходы. Сокращение было проведено во всех отделах. Совет Директоров компании в любом случае попросил бы меня это сделать. Но я не хотел, чтобы сокращения повлияли на продажи или на представление брендов на рынке, которое остаётся на должном уровне. Сокращения должны были коснуться большего количества персонала, но я этого не сделал. Это был осознанный риск. Я хочу сохранить компанию в долгосрочной перспективе. Наши осторожные изменения дадут нам больше возможностей для работы с марками, которые могут успешно проявить себя на рынке. Я называю это инвестированием в среднесрочную перспективу. Я инвестирую в будущее. Мы уверены, что оставшиеся бренды смогут закрыть то пространство, которое раньше занимала Fossil Group.

Вы сконцентрируетесь на развитии других брендов?

Конечно! Когда мы прекращаем работать с брендом, он возвращает компании капитал, ведь мы больше не приобретаем товар, а только продаём. Эти деньги будут реинвестированы в компанию, в актуальные марки, новые проекты. Важно отметить, что эти деньги не уйдут за границу, они останутся здесь, в России, в LPI Rus. Так что да, у нас станет больше средств для инвестиций, и мы будем их использовать.

Сегодня в нашем портфеле много брендов, в этом есть свои плюсы и минусы. Со многими дела обстоят хорошо, они отлично продаются. С другими мы могли бы работать лучше. С третьими есть сложности, потому что они предназначались именно для De Bon Ton. Их не много, но они есть. Поэтому на следующие несколько месяцев наша цель заключается в представлении брендов, которые интересны LPI в рамках российского рынка.

Можете ли вы описать долгосрочную стратегию LPI Rus?

Я не могу сейчас подробно обсуждать стратегию, предлагаю встретиться месяца через 3-4. Скажу буквально пару слов. На сегодняшний день мы намерены развивать бренды с большим потенциалом, которые могут достигнуть большого успеха. У нас есть замечательные марки, которые пока недооценены. Благодаря расставанию с Fossil Group мы имеем больше времени и ресурсов для работы с ними. К тому же часовой рынок гораздо шире того ассортимента, который имеет LPI Rus.

Долгое время LPI Rus направляла большую часть усилий на развитие люксовых брендов. Чьей идеей явилось концентрация именно на данной группе товаров и почему произошел разворот?

Это была идея моего отца. Мы занимались дистрибьюцией в Турции, и в нашем портфолио были такие бренды, как Breguet, Ulysse Nardin и другие. Бизнес в Турции был успешен, поэтому когда 10 лет назад мы пришли в Россию, перенесли сюда часть этих отношений. Когда рынок изменился, мы переключились на работу с более массовыми, модными брендами. В душе я уверен, что в будущем LPI вернется в люксовый сегмент.

Автор: Вячеслав Медведев
При перепечатке активная ссылка обязательна


Теги: LPI Rus